Почему Агния Барто не стала балериной?

Как вам такое? Если бы не заразительный смех наркома просвещения Луначарского, не видать бы нам стихов «Идёт бычок, качается» или «Наша Таня громко плачет». Может, мы и знали бы Агнию Барто, но как известную балерину. 

Агнию Барто (урождённую Гетель Волову) воспитывали как маленькую принцессу. Няня, уроки французского и танцев, общесемейное чтение стихов по вечерам. Отец Агнии ветеринар Лев Волов обожал литературу, и естественно, его дочь с четырёх лет сочиняла стихи. Семейная легенда, как рассказывает дочь Барто Татьяна Щегляева, гласит, что первые стихи маленькой Агнии звучали так: «Девочка гуляла в зеленЫх лугах, Ничего не знала о своих ногах». В общем, серьёзно к увлечению никто не относился, и семья будущей великой детской поэтессы настаивала: только балет. 

Послушная Агния так и сделала: училась в гимназии и одновременно в балетной школе. А по вечерам писала стихи, неимоверно серьёзные и драматичные. Исполняла их на домашних концертах, показывая комплексные номера: стихи, соответствующее выражение лица, танец. В 1924 году она окончила хореографическое училище и готовилась к выпускному – показательному концерту. 
Агния заготовила, как ей казалось, «бомбический номер»: свое самое драматичное стихотворение «Похоронный марш» она положила на музыку Шопена и срежиссировала танец. Нечто, фурор, овации!

Барто была права. Приехавший на концерт нарком просвещения Луначарский чуть не пополам сгибался от смеха (но делал это деликатно и тихо), смотря на самое серьёзное в мире выступление юной балерины с литературным талантом. А когда отсмеялся, пригласил её на аудиенцию и настойчиво посоветовал отныне писать только очень весёлые стихи – для детей. Детям Советского Союза нужен смех. 
Как мы знаем, Барто послушалась совета. Её стихи стали неотъемлемой частью нашего культурного кода, а книги до сих пор – лидеры продаж раздела «Детская литература».

Фотография: tvercult.ru