ЕсенинВ нашу литературу Сергей Есенин вошел как выдающийся лирик.Именно в лирике выражено все, что составляет душу Есенинского творчества. В ней полнокровная, искрящаяся радость юноши, заново открывающий удивительный мир, тонко чувствующего полноту земной прелести, и глубокая трагедия человека, слишком долго оставались в «узком промежутке» старых чувств и воззрений. И если в лучших стихотворениях Сергея Есенина — «половодье» самых сокровенных, самых интимных человеческих чувств, они до краев наполнены свежестью картин родной природы, то в других его произведениях отчаяние, тлен, безысходный грусть.Сергей Есенин прежде всего — певец Руси, и в его стихах, по-русски искренних и откровенных, мы ощущаем биение беспокойного нежного сердца. В них «русский дух», в них «Русью пахнет». Они впитали в себя великие традиции национальной поэзии, традиции Пушкина, Некрасова, Блока. Даже в любовной лирике Есенина тема любви сливается с темой Родины. Автор «Персидских мотивов» убеждается в непрочности безмятежного счастья вдали от родного края.

И главной героиней цикла становится далекая Россия: «Как бы не был красив Шираз, он не лучше рязанских роздоль». С радостью и горячим сочувствием встретил Есенин Октябрьскую революцию. Вместе с Блоком, Маяковским он без колебаний встал на ее сторону. Произведения, написанные Есениным в то время(«Преображение», «Инония», «Небесный барабанщик»), проникнуты бунтарськими настроениями. Поэт захвачен бурей революции, ее величием и рвется к новому, к будущему.В одном из произведений Есенин восклицал: «Мать моя родина, я — большевик!» Но Есенин, как он сам писал, воспринял революцию по-своему, «с крестьянским уклоном», «больше стихийно, чем сознательно». Это наложило особый отпечаток на творчество поэта и во многом предопределило его дальнейший путь. Характерны были представления поэта о цели революции, о будущем, о социализме.

В поэме «Инония» он рисует будущее как некое идиллическое царство крестьянского благополучия, социализм кажется ему блаженным «мужицким раем». Такие представления сказались и в других произведениях Есенина того времени: Вижу вас, злачные нивы, С стадом рыжих животных лошадей. С дудкой пастушачої в ивах Бродит апостол Андрей. Но фантастическим видениям мужицкой Инонии, естественно,не суждено было сбыться. Революцию возглавлял пролетариат, деревню вел за собой город. «Ведь идет совершенно не тот социализм, о котором я думал», — заявляет Есенин в одном из писем того времени.Есенин начинает проклинать «железного гостя», несущего гибель патриархальном сельском укладу, и оплакивать старую, что идет «деревянную Русь». Этим и объясняется противоречивость поэзии Есенина, прошедшего сложный путь от певца патриархальной, нищей, обездоленной России до певца России социалистической, России ленинской.

После поездки Есенина за границу и на Кавказ в жизни и творчестве поэта происходит перелом и обозначается новый период. Она заставляет его крепче и сильнее полюбить свое социалистическое отечество и по-иному оценить все, что в нем происходит.»…Я еще больше влюбился в коммунистическое строительство», -писал Есенин по возвращении на родину в очерке «Железный Миргород». Уже в цикле «Любовь хулигана», написанном сразу же по приезде из-за границы, настроения потерянности и безысходности сменяются надеждой на счастье, верой в любовь и будущее

Прекрасное стихотворение» Замталася пожар голубой…», полное самоосуждения, чистой и нежной любви, дает ясное представление о новых мотивах в лирике Есенина: Замталася пожар голубой, Позабылись родные дали. В первый раз я запел про любовь, В первый раз отрекаюсь скандалить. Был я весь — как запущенный сад, Был на женщин и зелие падкий.Разонравилось петь и плясать И терять свою жизнь без оглядки. Творчество Есенина — одна из ярких, глубоко волнующих страниц истории советской литературы.Отошла в прошлое эпоха Есенина, но его поэзия продолжает жить, пробуждая чувство любви к родному краю, ко всему близкому и разному. Нас волнует искренность и одухотворенность поэта, для которого самым дорогим на всей планете была Русь.

Уже в ранних стихах С. Есенина звучат признания в любви к России. Так, одно из наиболее известных его произведений — «Гой ты, Русь моя родная…» С самого начала Русь здесь предстает как нечто святое, ключевой образ стихотворения — сравнение крестьянских хат с иконами, образами в ризах, и за этим сравнением — целая философия, система ценностей. Мир деревни — это как бы храм с его гармонией земли и неба, человека и природы. Мир Руси для С. Есенина — это и мир убогих, бедных, горьких крестьянских домов, край заброшенный, «деревня в выбоинах», где радость коротка, а печаль бесконечна: «Грустная песня, ты — русская боль».

Особенно это чувство усиливается в стихах поэта после 1914 года — начала войны: деревня кажется ему невестой, покинутой милым и ожидающей от его вестей с поля боя. Для поэта родная деревня в России — это нечто единое, родина для него, особенно в раннем творчестве, — это прежде всего родной край, родное село, то, что позднее, уже на исходе XX века, литературные критики определили как понятие «малой родины». С присущей Сек. Есенину — лірикові склонностью одушевлять все живое, все окружающее его, он и к России обращается как к близкому ему человеку:

Ой ты, Русь, моя родина кроткая,

Лишь к тебе я любовь берегу»

Порой стихи поэта обретают ноту щемящей грусти, в них возникает чувство неприкаянности, лирический герой их — странник, покинувший родную хижину, всеми отверженный и забытый. И единственное, что остается неизменным, что сохраняет вечную ценность — это природа и Россия:

А месяц будет плыть и плыть,

Роняя весла по озерам…

И Русь все также будет жить,

Плясать и плакать у забора

С. Есенин жил в переломную эпоху, насыщенную драматическими и даже трагическими событиями. На памяти его поколения — война, революция, снова война — теперь уже гражданская. Переломный для России год — 1917 — поэт встретил, как и многие художники его круга, с надеждами на обновление, на счастливый поворот в крестьянской доле. Поэты круга С. Есенина того времени — это Н. Клюев, П. Орешин, С. Клычков. Надежды эти выражены в словах Н. Клюева — близкого друга и поэтического наставника С. Есенина: «Мужицкая ныне земля, /И церковь не наймит казенный».В Есенинской поэзии в 1917 году появляется новое ощущение России: «Уж смыла, стерла деготь/ Русь, Что Встала». Чувства и настроения поэта этого времени очень сложны и противоречивы — это и надежды, и ожидания светлого и нового, но это и тревога за судьбу родного края, философские раздумья на вечные темы. Одна из них — тема столкновения природы и человеческого разума, что вторгается в нее и разрушающего ее гармонию — звучит в стихотворении С. Есенина «Сорокоуст».

В нем центральным становится соревнование, глубоко обретает символический смысл, между жеребенком и поездом. При этом жеребенок как бы воплощает в себе всю красоту природы, ее трогательную беззащитность. Паровоз же обретает черты зловещего чудовища. В Есенинском «Сорокоусті» вечная тема противостояния природы и разума, технического прогресса сливается с размышлениями о судьбах России. В послереволюционной поэзии С.Есенина тема родины насыщена нелегкими думами о месте поэта в новой жизни, он болезненно переживает отчуждение от родного края, ему трудно найти общий язык с новым поколением, для которого календарный Ленин на стене заменяет икону, а «пузатый «Капитал» — Библию.

Сегодня нам, живущим в России, трудно до конца понять смысл этих строк, а ведь написаны они были в 1924 году, когда само название — Русь — было не запретным, а гражданам полагалось жить в «Ресефесере». С темой родины в Сек. Есенина связано понимание своей поэтической миссии, своей позиции «последнего певца деревни», хранителя ее заветов, ее памяти. Одним из программных, важным для понимания темы родины, у поэта стало стихотворение «Спит ковыль»:

Спит ковыль. Равнина дорогая

И свинцовой свежести полынь!

Никакая Родина другая

Не вольет мне в грудь мою теплынь.

Знать, у всех у нас такая участь,

И, пожалуй, всякого спроси

Радуясь, лютуючи и мучачись,

Хорошо живется на Руси.

Свет луны, таинственный и длинный,

Плачут вербы, шепчут тополя,

Но никто под окрик журавлиный

Не разлюбит отчие поля.

И теперь, когда вот новым светом

И моей коснулась жизнь судьбы,

Все равно остался я поэтом

Золотой бревенчатой избы.

По ночам, прижавшись к изголовью,

Вижу я, как сильного врага,

Как чужая юность брызжет новью

На мои поляны и луга.

Но и все же новью той что теснится,

Я могу прочувственно пропеть:

Дайте мне на родине любимой,

Все любя, спокойно умереть