«До свидания там, наверху»: фильм по книге, срывающей маски

Художник, творящий под маской, оказывается чуть ли не единственным, кто раскрывает истиные личины современников.

Роман «До свидания там, наверху» стал экспериментом для Пьера Леметра: он прославился как автор триллеров и впервые решил попробовать себя в жанре исторической прозы. Леметр обратился к теме Первой мировой и послевоенного времени. Получилась история мести, а также притча о мужской дружбе, сущности всякой войны, классовой борьбе, лицемерии и очищающей роли искусства.

Итак, последние дни Первой мировой войны. Капитан Прадель, негодяй, для которого человеческая жизнь ничто, посылает на верную гибель двух рядовых – блестящего молодого художника, сына миллионера Эдуара Перико и бывшего почтальона Альбера Мэйлара (его играет режиссёр картины Альбер Дюпонтель). Эдуар спасает жизнь Альбера, но получает при этом тяжелое ранение. Его лицо чудовищно изуродовано, и таким он не хочет возвращаться в замок отца. Объявив себя погибшим и скрыв навсегда лицо под маской, Эдуар начинает рисовать потрясающие картины о войне. Альбер становится импресарио «человека без лица». А тем временем капитан Прадель, разбогатевший на аферах в похоронном бизнесе, по злой иронии судьбы женится на сестре Эдуара. Рок неумолим, и всем троим суждено встретиться лицом к лицу…

Большая часть действия фильма происходит уже после войны, в Париже 1920-х годов: весёлом, пьяном, кутящем, творческом. В экранизацию французский режиссёр Альбер Дюпонтель вложил массу выдумки и несколько болезненной фантазии. Многие мизансцены и кадры надолго врезаются в память. Кинолента получилась по-настоящему художественной – какой и дожна быть картина о живописце. Французские критики назвали просмотр «До свидания там, наверху» «эстетическим обжорством» и даже высказали претензию оператору за то, как тщательно выстроен каждый кадр: мол, фильму не хватает живости, естественности и «воздуха».

В российском прокате «До свидания там, наверху» уже с четверга.