Дмитрий Быков рассказал, почему Дэн Браун – пример для Пелевина

Писатель Дмитрий Быков назвал лучшей книгой января «Происхождение» Дэна Брауна и подробно объяснил, почему этот роман об искусственном интеллекте лучше недавнего пелевинского романа на эту же тему.

Вот что пишет Дмитрий Быков в журнале «Собеседник»:

«Думал ли я, что буду покупать Дэна Брауна, хвалить его и ставить в пример Пелевину? А между тем «Происхождение» написано про то же самое, что и «iPhuck 10» – про искусственный интеллект, наделённый свободой воли, и про современное искусство, в котором идея важнее художественности (правда, про это только в одной главе). И написано лучше, вот в чём штука. Занудства меньше. Полезных сведений больше (это у Дэна Брауна такое ноу-хау – отправлять своего Лэнгдона в музеи и библиотеки, чтобы попутно поделиться с читателями массой информации из путеводителей либо из учебников; факты иногда ложные, но тем интереснее их разоблачать). И главное – возникает волшебное ощущение, которое появлялось раньше при чтении Пелевина: что вот на следующей странице тебе откроют главную тайну всего. Пелевин, к слову сказать, всегда читателя накалывал и оставлял не то чтобы ни с чем (в конце концов мы прошли целый лабиринт), но с лёгкой досадой.

Дмитрий Быков рассказал, почему Дэн Браун – пример для ПелевинаБраун – не художник, он честный ремесленник, а потому и играет по правилам: у него заявленная тайна всегда обнаруживается, хотя и оказывается полным фуфлом вроде того, что Христос был женат. На этот раз эксцентричный миллионер Эдмонд Кирш задумал опрокинуть все мировые религии: он открыл тайну происхождения жизни. Оказывается, эксперимент Миллера – Юри (1953, сейчас это один из самых популярных запросов в поисковиках – и всё благодаря Брауну) был не совсем корректен. В результате этого эксперимента, как известно, не удалось получить сложные химические вещества, а стало быть, происхождение жизни путем химической эволюции не доказалось. Так вот, Кирш сообразил, что жизнь могла зародиться и без Бога, потому что одно условие Миллер и Юри не соблюли. Какое? Так я вам и сказал. Естественно, все главные попы мира (тут у Брауна своя теория заговора) объединяются, чтобы Кирша остановить. Но убивают его совсем не они, потому что попы при всём своём обскурантизме (и при всём несколько школьном атеизме Брауна) на убийство всё же неспособны. А кто же его так? А вот увидите.

Читается всё это безотрывно, потому что Браун умеет писать, владеет темпом, Дмитрий Быков рассказал, почему Дэн Браун – пример для Пелевинааппетитно описывает роскошь, еду и путешествия (а про это читать всегда приятно) – и в общем, при всей безусловной третичности продукта, он съедобен и даже питателен. Конечно, в основе всех романов Брауна лежит «Слово» Эдгара Уоллеса, которое он и копирует (а придумали этот жанр опять же наши – «Ларец Марии Медичи» Парнова был написан годом раньше, просто издавали у нас дольше, так что обе книги вышли в 1972-м). Но антиклерикальный пафос в наше время сам по себе отважен, вера в прогресс и цивилизацию душеполезна, а тревога автора по поводу нового средневековья, наползающего на мир, по-человечески понятна. По прочтении становятся видны бесчисленные натяжки, дыры в сюжете и мотивировках, откровенные нелепости – но это потом. А пока читаешь – поди кто у меня отними эту лажу».