ТОП-8 самых ожидаемых книжных новинок декабря

Долгожданная книга Дэна Брауна, роман взросления в духе Джонатана Франзена, история последней любви Бориса Пастернака, которая скоро станет сериалом, и неожиданно серьёзное исследование о том, почему исторически каждый из нас немножко сноб. А чаще и не немножко.

В декабре от книжного рынка не ждут больших сюрпризов: все главные козыри выложены на стол в ноябре, а сейчас остаётся только переваривать то, что уже было выпущено. Но сюрпризы есть, и они приятные. Есть и большие романы, и love-story на реальных событиях, необычные литературные исследования и книга о книгах. 

Основное действие книги разворачивается в Испании. Хороший друг Лэнгдона Эдмонд Кирш (технологический магнат а-ля Джобс) на встрече в Музее Гуггенхейма говорит, что он раскрыл секрет жизни на Земле. В подготовленной им презентации есть доказательства того, что для акта творения не нужен бог, а все религии мира излишни. Кирш утверждает, что получил ответ на главные вопросы человечества «откуда мы пришли» и «куда уйдём после смерти». В самый разгар презентации в докладчика стреляет снайпер, а присутствовавший на встрече Лэнгдон спасается бегством в компании Амбры, директора Музея Гуггенхейма и невесты испанского короля (аллюзия на испанского монарха Фелипе VI и его жену, журналистку Летицию). Профессору нужно разгадать пароль от компьютера Эдмонда, чтобы снова запустить презентацию и изменить мир. И опять вокруг никому толком нельзя верить. 

2. Родина моя, Автозавод. Наталия Ким

Про дебютную книгу Наталии Ким «Родина моя, Автозавод» попросили высказаться известную писательницу Дину Рубину. Та с трудом согласилась – исключительно из уважения к отцу Наталии, известному барду и писателю Юлию Киму. А потом, как рассказывает сама Рубина, случилось чудо: она с первых страниц влюбилась в навязанный текст. «Позвала мужа, читала вслух, что я особенно люблю делать с понравившимися мне текстами. Читала «с выражением и акцентами». Прочитала до конца всю вторую часть. Муж мой хохотал-заливался, даже всхлипывал… Потом отёр слёзы и сказал: «Какая печальная книга…» Так о чём эта смешная печальная книга, в которую влюбилась разборчивый литературный мэтр? О том, что было у каждого из нас. О детстве, об одном московском районе, где прошла почти вся жизнь автора, о персонажах, в которых каждый угадает своих соседей, людей, с которыми рядом вырос и долго жил. Все эти мирные и не очень дворовые алкаши, самоотверженные бабушки, воспитывающие внуков, соседки в излюбленном месте – на лавочке у подъезда, сантехники… Вот про них (и про нас самих) в коротких зарисовках Наталии рассказано так смешно, что слёзы наворачиваются. Потому что правда. 

3. Лара. Нерассказанная история любви, которая вдохновила на создание «Доктора Живаго». Анна Пастернак

Анна Пастернак – внучатая племянница Бориса Пастернака, внучка его младшей сестры Жозефины. Она живёт в Великобритании, и там написанная ею книга «Лара. Нерассказанная история любви, которая вдохновила на создание «Доктора Живаго» – долгоиграющий бестселлер. По ней уже снимается шестисерийный фильм. Наконец книга переведена и у нас. История последней любви Пастернака к Ольге Ивинской не очень популярна в официальных биографиях. И понятно почему – члены семьи не хотят распространяться об этом. В «Ларе» Анны Пастернак её знаменитый родственник в первую очередь не писатель, а человек трудной судьбы, которому обстоятельства не дают быть с любимой. Беллетризованная биография основана в первую очередь на документах из семейного архива и личных воспоминаниях Анны. Автор пишет, как в семье восприняли новость о затяжном романе Бориса и Ольги. А общеизвестные архивные материалы составляют канву сюжета. Ради какой любви стоило пережить все те трудности, которые выпали на долю Пастернака и особенно Ивинской? 

4. Исключительные. Мег Вулицер

Не успел отшуметь роман взросления «Девочки» Эммы Клайн, как его подпирает другой переводной роман на эту же тему. Ну а что, очень популярный и востребованный читательский запрос: понять, как взрослеет душа, с какими проблемами и ограничениями сталкивается подросток, какую боль переживает, постепенно обтёсываясь о камни жизненных обстоятельств. «Исключительные» Мег Вулицер – роман о группе совсем юных ребят, которым повезло (или не повезло – как посмотреть) встретиться в том опасном возрасте, когда среда и круг общения значат очень многое. Знакомство в лагере искусств положило начало многолетней дружбе, в которой всё хорошо, кроме того, что одни завидуют другим. Так бывает в сильных группах, где каждый последующий превосходит предыдущего, хотя, казалось бы, куда уж? Обо всём этом в подробностях рассказывается в романе Мег Вулицер, который критики дружно сравнивают с лучшими романами Джонатана Франзена и Джеффри Евгенидиса. 

5. Петровы в гриппе и вокруг него. Алексей Сальников

Роман «Петровы в гриппе и вокруг него» екатеринбургского писателя Алексея Сальникова за короткий срок сделал головокружительную «карьеру». Опубликованная в малоизвестном литературном журнале «Волга» рукопись вошла в короткие списки премий «Большая книга» и «НОС», и буквально на днях вышла отдельной книгой в «Редакции Елены Шубиной» – издательстве, специализирующемся на самой качественной отечественной прозе. Петровы – автослесарь Петров, его жена и сын – гриппуют и плавают в бреду, попадая в странные ситуации. Мы вместе с героями не понимаем, то ли это явь, то ли порождение температурящего мозга. Пьёт ли автослесарь водку в самом спальном и грязном районе Екатеринбурга у некоего нищего профессора, или это ему только кажется? Просыпается в стылой машине – это реальность? При всех исходных (спальный район города, грипп, водка) это не роман о бытовой чернухе. А о чём – лучше прочитать и сформулировать самостоятельно. 

6. «Титаник» утонет. Пьер Байяр

Даже если вы не читали книг французского литературоведа и писателя Пьера Байяра, то наверняка слышали их названия. Мимо не пройдешь, уж очень они заманчивые. Чего стоят хотя бы «Искусство рассуждать о книгах, которых вы не читали» и «Искусство рассуждать о странах, в которых вы не бывали». Новая книга, «Титаник» утонет», по своей оригинальности не отстает от предшественниц. В ней Байяр рассказывает о том, что главные предсказатели больших катастроф – писатели. Причём не только Жюль Верн, про которого и так всё понятно. Но и Франц Кафка, например. А гибель «Титаника» в мельчайших деталях предсказал американский писатель Морган Робертсон. Байяр умело подбирает факты и рассказывает нам необычные истории, показывая, что и в литературоведении есть место хулиганству. 

7. Всемирная история высокомерия, спеси и снобизма. Ари Турунен

Так и хочется подарить половине своих коллег «Всемирную историю высокомерия, спеси и снобизма»? Если у них есть чувство юмора, не сдерживайте себя – это гораздо лучше двадцатой по счёту коробки конфет. Но сначала ознакомьтесь с результатами работы финского исследователя Ари Турунена сами. А если перестать шутить по поводу названия, то Турунен в книге затрагивает важную проблему: почему отношения между людьми не стали лучше по сравнению с теми далёкими временами, когда мы охотились на мамонтов? Почему высокомерное поведение, унижающее других, настолько привычно в нашем обществе? Познакомившись с этой книгой, вы станете терпимее к людям, которые всегда знают как жить, воспитывать детей и стремятся поделиться с вами этим уникальным знанием. 

8. Книжная лавка. Пенелопа Фицджеральд

Можно делать отдельную подборку книг под названием «Книжная лавка». А нам не надоедает! Очень уж уютный и родной этот камерный мир с книжными полками, шелестом страниц и ненавязчивым запахом пыли. Роман англичанки Пенелопы Фицджеральд – классика, на языке оригинала он был опубликован ещё в конце семидесятых годов и сразу обеспечил автору место в шорт-листе Букеровской премии. Главная героиня романа открывает книжный магазин, чтобы избавиться от страшного одиночества после смерти мужа. В её маленьком городке не особо любят читать, поэтому затею вдовы далеко не все воспринимают на ура.