ТОП-8 самых ожидаемых книжных новинок октября

Чем ближе к зиме, тем больше становится обширных и обстоятельных романов и тем меньше – хулиганских жанровых экспериментов. В октябре норму по хулиганству выбрал Чак Паланик, а длинное и прекрасное чтение нам обеспечили Фредрик Бакман, Эмма Клайн и Михаил Зыгарь.

«Бабушка велела кланяться и передать, что просит прощения» – весёлый, щемящий, несмотря на щекотливую тему, лишённый пафоса роман, над которым вы будете смеяться сквозь слёзы. Как в своё время над «Второй жизнью Уве».

2. Девочки. Эмма Клайн

Обложка романа «Девочки» Эммы Клайн неслучайно настраивает нас на хипповые 1960-е. Речь пойдёт об одной из многочисленных общин, возникавших тогда чуть ли не ежедневно. Подросток Иви Бонд как все другие подростки: конфликтует с матерью, изнывает от недостатков собственной внешности, ненавидит свою неуверенность, но не может её изжить. Идеальный кандидат в коммуну яркой Рассел, где живут только девушки, передают из рук в руки картинки из «Плейбоя» и травка популярнее сигарет. Первое очарование новыми друзьями быстро проходит: Иви видит истинное лицо девушек (особенно предводительницы) и понимает, что они совсем не собираются взрослеть. Если непременно нужно пришить книге маркировку, то это, по сути, классический «роман взросления», очень прямой и честный, хрупкий и неуверенный – как девочки в трудном возрасте.

3. Одиннадцать видов одиночества. Ричард Йейтс

«Дорога перемен», история о затягивающем болоте быта и боязни изменений, стала бестселлером благодаря шикарной экранизации с Лео Ди Каприо и Кейт Уинслет. Теперь на русском языке выходит вторая книга Ричарда Йейтса – сборник рассказов «Одиннадцать видов одиночества». Написанный на языке оригинала в конце пятидесятых, он не устарел ни капли: всё та же бытовая пошлость, причудливая жизненная логика расставаний и встреч и тотальное ощущение одиночества – что ни делай, оно всегда с тобой.

4. Приманка: бесцветные истории, которые раскрасите вы. Чак Паланик

«Приманка: бесцветные истории, которые раскрасите вы» – ответ автора «Бойцовского клуба» популярному нынче жанру антистресс-раскрасок. Когда книга выходила в оригинале в июне 2016 года, издательство Dark Horse анонсировало её как «провокационную раскраску не для слабонервных». Сюжеты у этих «бесцветных историй» действительно поражающие. Как мужчины – пассажиры «Титаника» обходили правило «спасаем женщин и детей». Или о том, как стареющая голливудская звезда боролась с потерей славы при помощи вирусной интернет-кампании. У самого Паланика только лучшие надежды на новый формат. К тому же это не первая его работа в подобном жанре: дебютным комиксом стал «Бойцовский клуб – 2», продолжение легендарного романа.

5. Я никогда не обещала тебе сад из роз. Джоанн Гринберг

Нон-фикшен исследования, посвящённые душевным болезням, – о том, что о них нужно разговаривать и не замалчивать проблему, – теперь на пике моды. Исследования души в художественной литературе не так популярны, хотя тоже встречаются достаточно часто. «Я никогда не обещала тебе сад из роз» Джоанн Гринберг – мировой бестселлер, автобиографический роман как раз о том, как автор много лет скрывала своё заболевание. Делала вид, что она со всеми, а на деле жила в волшебной стране и бегала от богов и демонов. Вопрос, который ставит перед собой Джоанн, простой и очень интересный: а в человеческих ли это силах – перебороть природу, которая почему-то приняла такое решение? Заглушить таблетками можно, затушить – тоже, но перебороть полностью?

6. Кто не спрятался. Яна Вагнер

Яна Вагнер, известная пугающим романом-фантазией «Вонгозеро», снова нагоняет на нас страху в книге «Кто не спрятался». Но теперь это классический детективный сюжет: убийство в замкнутом пространстве. Девять хорошо знакомых друг с другом человек в отрезанном от цивилизации заснеженном отеле. Наутро они проснулись, и их осталось восемь. Страх, обиды, сожаления, истории из жизни – Яна Вагнер мешает детектив с жанром психологической прозы, и достаточно удачно. По крайней мере не хочется поскорее долистать до конца и узнать, кто же убийца. Хочется сначала выслушать каждого из участников этого вынужденного затворничества. Они все такие по-своему несчастные и путаются в показаниях.

7. Империя должна умереть. Михаил Зыгарь

Девятьсот страниц о русских революциях – это, наверное, может позволить себе только Михаил Зыгарь, авансом отработавший читательское доверие на своей первой работе «Вся кремлевская рать». Мы ожидаем от книги «Империя должна умереть» парфёновского журналистского подхода к большой истории и получаем его. Все персонажи революционных российских лет как будто живые, а дело происходит здесь и сейчас. Хорошо знакомые лица: Толстой, Гиппиус, Мережковский, Троцкий, Милюков, Николай II, Матильда (куда без неё). Они куда-то едут, что-то делают, принимают решения, живут. Вот она, жизнь тех лет, без выводов и обобщений, а читатель уж сам поймёт, что из этого добило смертельно больную империю. Единственное, что выглядит навязчивым, – многочисленные аналогии автора с сегодняшним днем. Так и хочется высказать Зыгарю, что читатели не тупые и способны понять с первого раза.

8. Туве Янссон: работай и люби. Туула Карьялайнен

Большая удача для всех мумилюбов и мумиведов: первая переведённая на русский язык биография Янссон. «Туве Янссон: работай и люби» Туулы Карьялайнен была подготовлена несколько лет назад к столетнему юбилею писательницы. Подробная, хорошо написанная и прекрасно изданная книга с множеством оригинальных рисунков Туве. Про жизнь Янссон, семейную и личную, будет много. Но ещё больше – про то, каким замечательным художником она была (об этой части таланта в книге даже больше, чем про книги), почему прожила последние годы на уединённом острове, так много писала о старости и кто такая на самом деле Морра.