«Ужин»: очень страшное кино

Роман Германа Коха «Ужин» вышел в 2009 году и мгновенно стал мировым бестселлером. В 2014-м книгу запоем читали в России, задавая себе один вопрос: неужели люди и правда такие звери? Режиссёр экранизации Орен Муверман решил, что да, правда.

Герман Кох – голландский писатель, главный разоблачитель глянцевой жизни среднего класса. В его романах состоявшиеся люди добились определённых карьерных высот, живут в отличных домах, ездят на «вольво» и отдыхают на дорогих курортах. Они потягивают дорогое белое вино, разговаривают о высоком, воспитывают лощёных детей и… демонстрируют зияющую чёрную пустоту внутри, очень и очень страшную. То мечтают убить соседку, то с невозмутимым лицом покрывают страшные преступления. И ненавидят – густо ненавидят всех и вся. Туман злобы окутывает их жизнь, мысли в их головах напугают многих опытных маньяков. Пугают они и нас, читателей, но мы всё равно не откладываем книгу. Потому что пусть местами и чересчур, но Кох пишет чистую правду.

Фильм «Ужин» Орена Мувермана тяжело дастся любителям экшена, зато ценители «разговорного кино» будут в полном восторге. Два часа бесед четырёх взрослых за столиком дорогого ресторана с редкими перерывами на флешбэки и перемену блюд. Четыре отличных актёра Стив Куган, Лора Линни, Ричард Гир и Ребекка Холл справляются с самой сложной актёрской задачей – удерживают зрительское внимание. И им, при помощи событий книги Германа Коха, это удаётся на все сто.

Пол Ломан (Стив Куган), писатель и бывший школьный учитель истории, вместе со своей женой Клэр идёт на встречу с семьёй брата в дорогой ресторан. Брат Стив (Ричард Гир) с молоденькой супругой Кейтлин (Ребекка Холл) – влиятельный конгрессмен и будущий губернатор. Фальшь в отношениях этой четвёрки чувствуется с первой минуты, она витает в воздухе, перебивая аромат дорогих блюд и хороших вин. Пол ненавидит брата и считает, что родители всегда любили только его. Поэтому он, Пол, теперь неудачник с явными психическими проблемами, а Стив – влиятельный человек. Стив молча соглашается, но мы понимаем, что это не совсем правда: наоборот, это ему было тяжело расти с психически больным братом и матерью. Пришлось слишком рано повзрослеть. Но кто же будет разговаривать об этом откровенно, если в чести – приличия и маски? Поэтому семейные пары обмениваются ничего не значащими репликами, потягивают вино и преувеличенно бурно реагируют на смену блюд. И всё-таки им придётся поговорить о том, из-за чего они на самом деле здесь собрались. Их шестнадцатилетние дети, два двоюродных брата, совершили ужасное преступление. И то, что перед нами ужинают не самые лучшие люди, отступает далеко на задний план, обнажая главную проблему: а что бы сделали мы сами, защищая собственных детей? Замолчали преступление или поступили по справедливости? Легко осуждать и считаться высокоморальным человеком, когда к этому всё располагает. Но как вести себя, когда дело касается самого дорогого – детей?

«Нам нравится считать себя высокоморальными. Мы утешаем себя мыслями о том, что мы хорошие люди и делаем правильный выбор, и если бы обстоятельства потребовали от нас благородства, мы бы его проявили. Но эта история ставит нас в ужасное положение: все эти рассуждения нужно игнорировать, потому что первичный родительский импульс – защитить ребёнка. Когда моральный императив конфликтует с родительским, наши поступки непредсказуемы. Тут не будет хорошей концовки, когда можно почувствовать себя и моралистом, и защитником ребёнка», – очень справедливо отмечает продюсер фильма «Ужин» Котти Чубб.

А режиссёр Орен Муверман добавляет, что это и есть главная причина успешности романа «Ужин» и (он надеется) одноимённого фильма: сильные эмоции читателя и зрителя по поводу происходящего. Все четыре персонажа одинаково страшны, и тем не менее в разные моменты всех четверых можно оправдать и отождествить себя с каждым из них.

«Ужин» – сильный, сложный фильм, который не умещается в рамках жанра «психологический триллер», а местами и вовсе напоминает фильм ужасов, несмотря на обманчиво тёплые тона изображения и роскошную атмосферу вокруг происходящего.