Один из глав табора сидит на своем автомобиле. Фото: Adam Lach.

 

Один из глав табора сидит на своем автомобиле. Фото: Adam Lach.



Стереотипы цыганской жизни заставляют многих думать, что этот народ живет исключительно в огромных особняках, в шикарной обстановке с дорогими предметами быта, постоянно празднует различные события песнями и плясками. "Проект Стигма" (The Stigma Project) польского фотографа Адама Ляха (Adam Lach) раскрывает другую сторону жизни этих людей, которую и журналисты, и политики, и обычные люди предпочитают игнорировать.

 

 

Вроцлав 10 марта 2013. Польская цыганка по имени Каролина. Каролина сбежала от своих родителей, живущих на другом конце страны, потому что влюбилась в Алекса, живущего в трущобах. Фото: Adam Lach.

 

Вроцлав 10 марта 2013. Польская цыганка по имени Каролина. Каролина сбежала от своих родителей, живущих на другом конце страны, потому что влюбилась в Алекса, живущего в трущобах. Фото: Adam Lach.

 

 

 

Трущобы на краю Вроцлава. 22 октября 2012 года. Фото: Adam Lach.

 

Трущобы на краю Вроцлава. 22 октября 2012 года. Фото: Adam Lach.

 

"Проект Стигма" рассказывает историю цыганского табора, состоящего из 60 человек и живущего на границе Польши на окраине города Вроцлава. Табор расположился в районе, который называют собачьими полями. Это малопривлекательное место для жизни, часть которого как раз и занимают трущобы цыган. Все они выходцы из Румынии, а на данном месте они поселились около 20 лет назад.

 

 

 

Ужин, приготовленный на специальной цыганской плите.  Фото: Adam Lach.

 

Ужин, приготовленный на специальной цыганской плите. Фото: Adam Lach.

 

 

 

Миколай и Рената в бараке.  Фото: Adam Lach.

 

Миколай и Рената в бараке. Фото: Adam Lach.

 

За 20 лет вдали от остальных семей, эта община стала вести совершенно нетипичный для их народа образ жизни. Здесь нет никаких застолий, здесь редко когда случаются радостные сборища или приемы гостей, никто не поет, никто не гадает по руке или на картах, никто не ворует и не продает наркотики. По крайней мере, именно таким увидел жизнь цыган фотограф, который регулярно посещал табор в течение 2012-2013 годов и фотографировал происходящее.

 

 

 

Польские цыгане толкают машину. Фото: Adam Lach.

 

Польские цыгане толкают машину. Фото: Adam Lach.

 

 

 

Мальчик у барака.  Фото: Adam Lach.

 

Мальчик у барака. Фото: Adam Lach.

 

"Это хорошие люди с очень нетипичным и необычным внутренним миром, — рассказывает о них Адам Лях. — Они претерпели много обид от людей, которые встретились на их пути. Среди местных жителей они слывут ворами, попрошайками и преступниками, на них часто нападают. Со стороны же местных властей вряд ли им стоит ждать защиты или попытки как-то решить их проблемы. Для властей единственный способ решения проблемы — это заставить цыган уйти из Вроцлава."

 

 

 

Цыгане Вроцлава. Фото: Adam Lach.

 

Цыгане Вроцлава. Фото: Adam Lach.

 

 

 

Ева, жена Каличи, поднимает на руках маленькую Зину. Фото: Adam Lach.

 

Ева, жена Каличи, поднимает на руках маленькую Зину. Фото: Adam Lach.

 

"История этого табора цыган — это прежде всего история о семье, отношениях и чувствах, о людях, которых все ненавидят, но в душе которых живет мир и счастье. Это также попытка проанализировать состояние современной семьи, которая вынуждена жить на границе между соблюдением традиций и тягой к современному образу жизни. Это группа кочевников, которые постоянно ищут лучший мир, на которых влияет глобализация, и которые страдают от тех же самых проблем, что и любой современный человек."

 

 

 

Малена и ее мама Марика слушают музыку. Фото: Adam Lach.

 

Малена и ее мама Марика слушают музыку. Фото: Adam Lach.

 

 

 

Дети играют около трущоб. Фото: Adam Lach.

 

Дети играют около трущоб. Фото: Adam Lach.

 

 

Мальчик показывает свои мускулы. Фото: Adam Lach.

 

Мальчик показывает свои мускулы. Фото: Adam Lach.

 

 

 

Один из цыган поймал крысу. Крысы приносят много ущерба в быту этого табора. Ночью грызуны крадут пищу и прогрызают дыры в стенах. Тем не менее, цыган отпускает крысу на волю - животное не виновато в том, что не угодило людям.

 

Один из цыган поймал крысу. Крысы приносят много ущерба в быту этого табора. Ночью грызуны крадут пищу и прогрызают дыры в стенах. Тем не менее, цыган отпускает крысу на волю — животное не виновато в том, что не угодило людям.

 

 

 

Цыгане копают яму для мусора. Фото: Adam Lach.

 

Цыгане копают яму для мусора. Фото: Adam Lach.

 

 

Цыгане обычно строят свои бараки за один день. Фото: Adam Lach.

 

Цыгане обычно строят свои бараки за один день. Фото: Adam Lach.

 

 

 

25 марта 2012 г. Огонь, устроенный местными жителями, чтобы заставить цыган покинуть это место.  Фото: Adam Lach.

 

25 марта 2012 г. Огонь, устроенный местными жителями, чтобы заставить цыган покинуть это место. Фото: Adam Lach.

 

 

 

 

Сушка белья. Фото: Adam Lach.

 

Сушка белья. Фото: Adam Lach.

 

 

 

 

Цыганка заснула прямо на земле. Фото: Adam Lach.

 

Цыганка заснула прямо на земле. Фото: Adam Lach.

 

 

 

Миндра. 20 июня 2013 г. Вроцлав. Фото: Adam Lach.

 

Миндра. 20 июня 2013 г. Вроцлав. Фото: Adam Lach.

 

 

Ребенок в сумке от IKEA. Фото: Adam Lach.

 

Ребенок в сумке от IKEA. Фото: Adam Lach.

 

 

Семья Флорица в своем бараке. Слева направо: Александр (умственно отсталый после автокатастрофы), Адам, Флорица, Элвециан, Буня (умственно отсталая) и Таисия на седьмом месяце беременности.

 

Семья Флорица в своем бараке. Слева направо: Александр (умственно отсталый после автокатастрофы), Адам, Флорица, Элвециан, Буня (умственно отсталая) и Таисия на седьмом месяце беременности.