Anton Parkhomenko

Совершенно неожиданно для меня получил продолжение разговор с сенатором от Севастополя Ольгой Тимофеевой, который состоялся в программе «Радиорубка» 17 октября.Помня о её позиции по поводу проведения муниципальных выборов, тогда я задал соответствующий вопрос (дело в том, что местные депутаты первого созыва пробыли в этом статусе всего два года, к тому же фактически будучи лишёнными полномочий – и ранее Тимофеева предлагала дать им возможность доработать полный срок, перенеся дату выборов). В ответ сенатор достаточно резко высказалась об итогах местных выборов и победивших кандидатах («это де-факто проукраинский реванш»), а далее в разговоре напомнила, кто стоял у истоков процесса перераспределения городских ресурсов ещё в украинский период («процесс продажи, когда земля стала торгом, был запущен… так называемым «красным горсоветом», который состоял из членов Коммунистической партии»).

И вот я вижу в «Ютубе» видеоролик «Ответ Пархоменко сенатору Тимофеевой». Лидер городских коммунистов, видимо, воспринял на свой счёт упоминание об «украинских элитах». Василий Пархоменко по пунктам отвечает на критику: землю коммунисты не продавали – наоборот, возвращали собственность городу, и ни одного протеста прокуратуры не было, а вообще сенатору нечего лезть в дела муниципальных депутатов и высказываться на этот счет… (женский голос за кадром ему постоянно поддакивает).

«Я думаю, что Тимофеевой надо определиться, кто она – государственный деятель, член Федерального собрания, или бабушка, торгующая на базаре семечками», – произносит Пархоменко.

Вначале я не поверил своим ушам. Услышать подобное от бывшего руководителя городского совета и действующего депутата Ленинского муниципалитета? С каких это пор в Севастополе мужчины позволяют себе открыто оскорблять женщин, да ещё акцентируя внимание на возрасте?! Но нет, эти слова действительно прозвучали. И ведь ясно, что история уже всех рассудила: Ольга Тимофеева в Совете Федерации, а Василий Пархоменко едва успел вскочить в последний вагон уходящего поезда муниципальных выборов – по своим позициям в системе представительной власти они величины несопоставимого масштаба. Но речь не об этом. Речь о планке общественной дискуссии в городе, которая неумолимо снижается. И если уж публичный политик отвечает трамвайным хамством на критику по существу – то к чему мы придем в итоге?..

Да и в чём, собственно, претензия к Тимофеевой? В том, что она называет вещи своими именами? Да, профессиональные политики (то есть зарабатывающие политикой на жизнь) таких ошибок не допускают. Потому что зарабатывать потом становится сложно. Настоящий политик должен быть гибким.

Приведу цитату из воспоминаний Геннадия Басова. В 2014 году он, как и Пархоменко, был депутатом Севастопольского городского совета. О событиях 24 февраля, когда главным событием дня был созыв внеочередной сессии, Басов пишет так:

«Я зашёл туда с той стороны, где сидела оппозиция, и первый, к кому подошёл, – это был лидер коммунистов Василий Пархоменко.

– Василий Михайлович, подпишитесь за сессию, – сказал я.

– Гена, ты ещё совсем молодой и не понимаешь то, что через три дня я буду на тебя смотреть с другой стороны решётки. Мы ничего подписывать не будем».

Ни один коммунист эту бумагу так и не подписал, резюмирует Геннадий Басов.

Зато уже в апреле 2014 года Василий Пархоменко съездил в Москву и радостно отрапортовал в партийной газете: «Это позволило нам в полном соответствии с законодательством России и Уставом КПРФ создать в Севастополе первичную ячейку. Таким образом с 12 апреля в истории городской организации коммунистов открылся новый этап – мы начали юридическое вхождение в состав КПРФ».

Знаковым здесь является не только пророчество лидера горкома КПУ–КПРФ – Басов, действительно, смотрит на него с другой стороны решётки (правда, попал он туда совсем по другому поводу). Это потрясающий по своей наглядности пример гибкости настоящего политика. 24 февраля 2014 года Василий Пархоменко с Ольгой Тимофеевой стояли по разные стороны баррикад. Между ними пролегла чёткая граница, разделившая людей в зависимости от их конечной цели.

Поясню мысль. В Севастополе пророссийскими изначально были практически все общественные организации и партии – иначе и быть не могло. Точнее, практически все так или иначе пользовались пророссийской повесткой, так как именно она отражала чаяния севастопольцев – и «Русский Блок», и коммунисты, и та же Партия регионов. Но вот какой видели все эти люди конечную цель? Рассчитывали ли они всерьёз на перемены такого масштаба? Ответ очевиден. Кому–то было просто удобно годами и десятилетиями работать в профессии патриота или иногда срывать аплодисменты словами о защите русского языка. Именно поэтому, когда почти все «профессионалы» сдрейфили, на передний план вышли люди, ранее никак не задействованные в политической жизни и оттого чистые. Тот же Алексей Чалый, та же Ольга Тимофеева, Игорь Соловьев, Александр Кулагин, Вячеслав Горелов и многие другие – те, кто не конвертировал патриотические лозунги в господдержку и политический капитал, а просто делал свое дело и верил в свои убеждения. Обычные севастопольцы.

Именно для них в феврале 2014 всё было всерьёз и именно благодаря им произошла перезагрузка. Речь не только о произошедшей революции. Но и о том, что у нас теперь есть абсолютно народное Законодательное собрание. Не кучка послушных марионеток в руках губернатора, а самостоятельный орган власти, общественный фильтр, через который проходят все городские инициативы. Именно так и задумывал Алексей Чалый – и эта система действительно работает. Потому что в большинстве оказались принципиальные люди. Вся грязь, всплывшая в последние два года, спровоцирована появлением сплочённой группы честных людей, о которую разбиваются все надежды на «одобрямс» и с которыми нельзя «порешать» какие–то шкурные вопросы. Грязь льют на них, потому что дерзко нарушили принцип «круговой поруки» власти, грязь на свет божий вытаскивают они, когда называют вещи своими именами. Это настоящий представительный орган власти – в нём представлены все слои населения города. И когда депутат Татьяна Сандулова в «Фэйсбуке» с сожалением пишет, что в заксобрании работают непрофессионалы – «бывшие милиционеры и учителя», она лишь подтверждает вышесказанный тезис: срез социума был бы неполным, если бы в парламент не вошли и люди, подобные ей по своей наивности. Я считаю – пусть будут врачи, учителя, милиционеры и юристы. Лишь бы не профессионалы от политики.

Многие севастопольцы устали от политических дрязг, и этой усталостью активно пользовались сторонники Сергея Меняйло, когда готовили почву для роспуска заксобрания. Людям внушали, что нужно молчать и терпеть, а те, кто не молчит – те предатели и «пятая колонна». Но на самом деле всё совершенно иначе: пока «щепки летят» – общество оздоравливается. Когда же наступает долгожданное благостное затишье – это не означает, что все проблемы решены. Это значит, что тем, кто о них говорил, заткнули рот.

Ольга Тимофеева сейчас, несмотря на занимаемый ею высокий пост, не вступила в «круговую поруку» власти и не замалчивает «невыгодных» проблем. Где была КПРФ, когда у учёных Гидрофиза и ИнБЮМа отжимали институты? А сенатор тогда открыто вступила в конфронтацию с городским руководством, которое де–факто поддержало рейдеров – и сделала это не ради славы, а просто следуя давно забытому многими принципу справедливости.

Что касается заверений Василия Пархоменко в непричастности «красного горсовета» к распределению ресурсов в частные руки, то здесь уместно напомнить один–единственный эпизод. В 2015 году наш телеканал активно занимался темой передачи в частные руки земель урочища Ласпи. Предприятие «Агат–А», связанное с крупнейшим застройщиком Севастополя, в 2001 году получило там землю под строительство «пансионата для отдыха семей с детьми». Под эту красивую сказочку город отдал почти девять гектаров земли и последующие суды по её возврату не имели никакого результата: объект же социальный! Для детей! Тем временем строились самые настоящие апартаменты. С целью выяснить, как именно была согласована передача земли в аренду, еще 9 февраля 2016 года мы обратились к Пархоменко с официальным письмом следующего содержания.

«Уважаемый Василий Михайлович!

В период с 1998 г. по 2002 г. Вы занимали должность председателя Севастопольского городского совета. В 2001 г. между Городским советом и ООО «Агат–А» (входит в группу строительных компаний «Парангон») был заключён договор аренды земельного участка площадью 8,99 га в урочище Ласпи, скреплённый подписью председателя Городского совета.

В связи с тем, что редакция телеканала «НТС» в настоящий момент готовит материал, посвящённый судьбе урочища Ласпи, просим помочь нам восстановить хронологическую последовательность событий и дать ответы на следующие вопросы:

— Кто инициировал рассмотрение вопроса о выделении участка ООО «Агат–А»?

— Проводилось ли предварительное обсуждение этого вопроса земельной комиссией городского совета?

— Привлекались ли в процессе подготовки вопроса для консультаций специалисты–экологи, представители органов лесного хозяйства? Какую позицию они занимали в этом вопросе?

— Чем руководствовались севастопольские депутаты, дав свое согласие на использование данного участка для строительства пансионата?

— Рассматривал ли Севастопольский городской совет в период, когда вы были председателем либо депутатом, вопросы выделения иных участков в урочище Ласпи?

— Каково Ваше личное отношение к проблеме застройки урочища Ласпи? Изменилось ли оно за это время?

Просим Вас, по возможности, ответить в форме телевизионного интервью, оговорив удобное место и время записи».

Ответы на заданные Василию Пархоменко вопросы мы не получили до сих пор. Сейчас мы слышим от него громогласные, но расплывчатые заверения о том, что, мол, «коммунисты никому и никогда». Но что мешало ему почти год назад ответить на конкретный и корректный вопрос?